Елена мухина гимнастка биография получившей перелом позвоночника

Самая трагическая судьба в истории гимнастики

Елена Мухина стала знаменитой в одночасье, именно в 1978 году, когда выиграла абсолютное первенство мира. Через два года она получила тяжелейшую травму и 26 лет была прикована к постели.

Мухина родилась 1 июня 1960 года в Москве. Елена потеряла обоих родителей в возрасте пяти лет. Она воспитывалась Анной Ивановной — ее бабушкой. С детства в отличие от сверстниц, мечтавших стать фигуристами, Елена хотела быть гимнасткой.

«Однажды на уроке появилась неизвестная женщина. Представилась: Олежко Антонина Павловна, мастер спорта. И говорит: кто хочет заниматься в гимнастической секции – поднимите руку. Я чуть не закричала от радости», – вспоминала позднее сама Елена Вячеславовна.

Мухина благодаря своей небывалой работоспособности, таланту и упорству сразу проявила себя. Успехи гимнастки не остались незамеченными, и она попала в «Динамо», к прославленному тренеру Александру Эглиту. Сам Эглит вскоре начал работать в ЦСКА и своих учениц бросать не захотел. Так 14-летняя кандидат в мастера спорта оказалась в клубе ЦСКА. В 1974 году Эглит предложил коллеге Михаилу Клименко взять свою подопечную в его группу. Клименко, который до этого тренировал только мужчин, посмотрел Мухину в деле и согласился. С этим тренером и была связана вся недолгая карьера Елены Мухиной.

За два года гимнастка сделала невероятный прорыв и уже летом 1976-го у нее был шанс поехать на Олимпиаду в Монреаль. Ее тогдашнюю программу с уникальными комбинациями называли «космической». Но из-за нестабильности выступлений спортивные руководители побоялись взять ее в Канаду.

Первый раз тяжелую травму Мухина получила в 15 лет. В 1975-м во время Спартакиады народов СССР, которая у гимнастов проходила в Ленинграде, Мухина неудачно приземлилась на голову в поролоновой яме. Когда были сделаны рентгеновские снимки, выяснилось, что при падении произошел отрыв остистых отростков шейных позвонков. Лену положили в больницу, но каждый день после врачебного обхода за ней приезжал тренер и забирал в зал, где, сняв с шеи ортопедический ошейник, Мухина тренировалась до вечера. Через несколько дней она впервые почувствовала, что на тренировках стали неметь ноги и появилось ощущение какой-то странной слабости, которое уже бол ьше не проходило.

Первый звездный час Мухиной пробил на следующий год. На чемпионате СССР она становится второй в многоборье и едет на взрослое первенство Европы в Прагу, где чуть-чуть уступает в личном зачете прославленной румынской гимнастке Наде Команэчи и выигрывает три золотые медали на отдельных снарядах, покоряя судей и болельщиков высочайшей техникой. Именно в Чехии Мухина впервые выполнила сложнейший элемент на брусьях, названный впоследствии ее именем – петля Мухиной.

В 1977-м, когда Мухина тренировалась дома перед чемпионатом мира, она ударилась боком о нижнюю жердь брусьев так, что та расщепилась. «По ощущениям я сломала себе ребра, — рассказывала позже Лена. — Но тогда, посидев десять минут на матах, в полубессознательном состоянии отработала еще и вольные, и бревно. Когда стало совсем плохо, подошла к тренеру, но он лишь процедил сквозь зубы: «Ты вечно ищешь повод ничего не делать».

В 1978-м за две недели до Всесоюзных молодежных игр Мухина на брусьях выбила большой палец руки так, что он полностью вышел из сустава. Вправила его сама — сжав зубы и закрыв глаза. Но на этом травмы не закончились: на разминке перед соревнованиями она не рассчитала разбег (в зале помыли пол и уничтожили сделанные мелом пометки), упала при приземлении с прыжка и ударилась головой. Хореограф тайком, чтобы не привлекать внимания тренеров, носила ей нашатырь, и Мухина, сойдя с очередного снаряда, зажимала ватку в ладонях.

Триумфальным в карьере Мухиной стал 1978 год. Она завоевывает титул сильнейшей гимнастки страны, а затем выигрывает чемпионат мира во Франции. Сначала — в команде, а еще через день стала абсолютной чемпионкой, обыграв в числе прочих абсолютную чемпионку Игр-76 Надю Комэнеч. Попала в финал на трех снарядах из четырех и собрала еще один полный комплект наград, завоевав серебро на брусьях и бревне и разделив золото в вольных упражнениях с двукратной олимпийской чемпионкой Монреаля Нелли Ким. Елена Мухина стала четвертой советской гимнасткой после Галины Шамрай, Ларисы Латыниной и Людмилы Турищевой, ставшей абсолютной чемпионкой мира.

Это безумное напряжение не могло пройти бесследно. Когда мы с Мухиной периодически встречались в зале, она выглядела заторможенной, часто плакала. Как-то сказала, что не успевает полностью перейти проспект перед спорткомплексом ЦСКА, пока горит зеленый свет, — не хватает сил. При этом ее произвольная программа практически на всех снарядах продолжала оставаться сложнейшей в мире.

Осенью 1979-го на показательных выступлениях в Англии Мухина сломала ногу. Полтора месяца проходила в гипсе, но когда его сняли, выяснилось, что сломанные кости разошлись. Их поставили на место, наложили гипс заново, и на следующий день (на этом настоял тренер) Мухина уже была в зале — работала на снарядах, приземляясь на соскоках на одну ногу. Через два месяца после того, как гипс был снят, она делала уже все свои комбинации.

«Клименко всегда страшно нервничал перед соревнованиями, дергал меня, — вспоминала Мухина. — Наверное, потому, что прекрасно понимал, что его собственное благополучие и карьера напрямую зависят от того, попаду я в сборную или нет. Я же относилась к тренировкам крайне ответственно. Бывали случаи, когда, чтобы согнать лишний вес, бегала по ночам, а утром шла в зал. При этом мне постоянно приходилось выслушивать, что я быдло и должна быть счастлива, что на меня обратили внимание и дали мне шанс».

На последний в своей жизни сбор в Минске в начале июля 1980 года Мухина приехала с больными от перегрузок голеностопами, коленями, и к тому же у нее началось воспаление суставной сумки кисти. Сборная СССР по гимнастике готовилась к Олимпийским играм. Тренер Мухиной — Михаил Клименко — на пару дней уехал в Москву (в кулуарах шли разговоры, что Мухину могут не включить в основной состав, и Клименко поехал «отстаивать» ученицу в верхах). Лена работала самостоятельно и на одной из тренировок решила попробовать уникальную связку. Суть ее заключалась в том, что после фляка и сложнейшего (полтора сальто с поворотом на 540 градусов) прыжка приземление должно было происходить не на ноги, как обычно, а головой вниз, в кувырок. Гимнастка неудачно толкнулась, высоты не хватило, и на глазах главного тренера женской сборной Амана Шаниязова, гостренера Лидии Ивановой и тренера команды по акробатике (больше в зале не было никого) она врезалась в пол, сломав шею. По мнению одного из тренеров, она разбилась потому, что просто недотолкнулась в разбеге той самой, травмированной, ногой.

За первые восемь лет ее оперировали несколько раз. Первая операция — на позвоночнике — была сделана лишь через сутки после травмы в Минске. Она длилась несколько часов, однако результат (во многом из-за промедления) был малоутешительный: из-за того, что головной мозг так много времени оставался в сильно сдавленном состоянии, Мухина осталась почти полностью парализованной.

Летом 1985 года Елене предложили обратиться к Валентину Дикулю. Однако в результате огромных нагрузок через пару месяцев она опять попала в больницу — отказали почки. После очередной операции в боку гимнастки образовался свищ, который не затягивался полтора года. Каждый раз врачам с колоссальным трудом удавалось выводить Мухину из послеоперационной комы — организм отказывался бороться за жизнь.

— После всех этих бесчисленных операций я решила, что если хочу жить, то из больниц мне надо бежать, — рассказывала мне Лена. — Тогда же поняла, что надо кардинальным образом менять свое отношение к жизни. Не завидовать другим, а учиться радоваться тому, что мне доступно. Иначе можно сойти с ума. Поняла, что заповеди «не думай плохо», «не поступай плохо», «не завидуй» — не просто слова. Что между ними и тем, как человек себя чувствует, есть прямая связь. Я стала чувствовать эти связи. И поняла, что, по сравнению с возможностью думать, отсутствие возможности двигаться — это такая ерунда.

Конечно, поначалу я страшно жалела себя. Особенно тогда, когда впервые после травмы вернулась домой, откуда уходила на своих ногах и где все по-прежнему предполагало присутствие человека на ногах. К тому же почти каждый, кто приходил меня проведать, спрашивал: «Ты собираешься подавать в суд?»

Все это время она ни на минуту не сдавалась. Через несколько лет после страшного падения могла сидеть в кресле, держать ложку, немного писать. К ней приходили преподаватели, читали лекции, принимали экзамены. Она сумела окончить Московский институт физкультуры.

Когда случается травма, всегда возникает вопрос: «Кто виноват?» Когда я спросила Мухину, что думает на этот счет она сама, Лена ответила уклончиво: «Я приучила Клименко к тому, что могу тренироваться и выступать с любыми травмами. »

Согласно интервью Ларисы Латыниной, Михаил Клименко был поражен ее травмой. Мухина не ожидала быть добавленной в перечень советской олимпийской команды. Существовало малое сомнение, что советская женская гимнастическая команда получит золотую медаль на Летней Олимпиаде так, как это было на предыдущих Играх. Несмотря на это, Клименко хотел, чтобы Мухина тренировалась, чтобы он стал «тренером олимпийского чемпиона». После этих событий Клименко эмигрировал в Италию.

«Не знаю, — последовал ответ. — Я несколько раз видела свое падение во сне. Видела, как меня выносят из зала. Понимала, что рано или поздно это действительно произойдет. Я чувствовала себя животным, которое гонят хлыстом по бесконечному коридору. Но снова и снова приходила в зал. Наверное, это судьба. А на судьбу не обижаются».

Обижалась ли она сама? Внешне — нет. Когда я узнала о смерти Мухиной от той самой подруги, которая когда-то привела меня к ней в дом, наш восьмилетней давности разговор непроизвольно всплыл в памяти, встал перед глазами. «Не нужно мне помогать, — совершенно спокойно возражала Лена на какие-то наши попытки поправить подушки, что-то пододвинуть поближе. — Я не должна позволять себе слишком привыкать к чужой помощи».

Мухина никогда не стремилась общаться с журналистами. Даже коротенький период публичного внимания, когда в 1983 году президент МОК Хуан Антонио Самаранч вручил ей высшую награду олимпийского движения — Олимпийский орден, стал для нее довольно мучительным. При всем ужасе физического состояния Мухиной удавалось сохранять в себе способность удивительно спокойно рассуждать на любые темы и называть вещи своими именами. Поэтому вся та неприкрытая показуха, коей являлась наградная суета с визитами в небольшую квартирку журналистов и фотографов, ее не радовала. Скорее — обижала.

Описать словами то ее состояние было невыносимо трудно. Елена не могла ни стоять, ни сидеть, ни держать в руке ложку, ни даже набирать телефонный номер. Чтобы иметь возможность что-то прочесть, Лена прибегала к проверенной годами уловке: просила булавкой прикрепить листок с текстом к стене на уровне глаз. Разговаривая по телефону, ложилась ухом на трубку и так могла говорить довольно долго.

Она научилась уходить в себя — в какой-то нереальный для здоровых людей мир, где прослеживала цепочки происхождений, наследственностей. Искренне верила в то, что у человека может быть несколько жизней — в разных временных пространствах. Уверяла, что видит не только прошлое, но и будущее людей, с которыми доводится общаться. С удовольствием рассказывала об этом. Это увлечение (хотя можно ли назвать увлечением то, что по-сути стало жизнью) имело разные последствия. В том числе — тяжелые для окружающих. Именно Мухина в свое время отговорила одну из своих близких подруг отдать в больницу новорожденного ребенка с тяжелейшим пороком сердца. Убедила, что малыш просто не выживет. В результате спустя несколько лет ребенка все же прооперировали, но семья распалась: отец ребенка так и не сумел простить ни Мухину, ни свою жену за то, что ребенок попал в больницу так поздно.

Как рассказала мне ее близкая подруга, Мухина заметно сдала, когда узнала, что ее бывший тренер вернулся из Италии, где работал много лет, в Москву. Встречаться с Клименко, который в ее сознании так и остался самым жутким призраком прошлой жизни, она отказалась наотрез.

Мухина пережила и этот кошмар. Попросила, когда Анны Ивановны не стало, лишь об одном: когда придет время, ни при каких обстоятельствах не хоронить ее рядом с бабушкой. И не проводить вскрытия. Оставить в покое. Со своим отцом она почти не общалась. Он сам — нестарый еще человек — стал появляться в доме лишь после того как узнал, что Мухиной путем невероятных усилий многих людей удалось «пробить» персональную президентскую пенсию. Вот и наведывался. За деньгами.

Наверное, она просто устала жить. Устала беспрерывно искать ответ, почему в нашей стране ценностью может быть что угодно, но только не человеческая жизнь. Даже в разговорах с самыми близкими людьми, в число которых входили по большому счету только две подруги, Мухина никогда не позволяла себе жаловаться на свою судьбу. Хотя вдуматься — какой же ужас заключается в том, что единственным разнообразием в ее жизни были редкие экскурсии в инвалидном кресле в коридор или на кухню. С одной-единственной целью: посмотреть, что происходит там — за стенами комнаты, в которой она провела 26 лет.

Елена Мухина умерла в 22 декабря 2006 года. Панихида в ее честь прошла 27 декабря. Похоронена Елена на Троекуровском кладбище в Москве.

Биография Елены Мухиной – пример невероятного таланта и трудолюбия. Самая многообещающая советская гимнастка, которая в результате травмы на протяжении 26 лет была прикована к постели. Что это было – стечение обстоятельств, неудачный выбор тренера или карма, как говорят буддисты.

Семья и детство

Будущая великая гимнастка родилась 1 июня 1960 года в Москве. Мама Елены умерла, когда девочке было два года. Об отце ее имеются довольно расплывчатые сведения: по-видимому, он просто создал другую семью, в которую дочь от первого брака не вписалась. Елену вырастила бабушка.

Она уже в детстве мечтала стать именно гимнасткой. И когда в её класс вошла мастер спорта Антонина Павловна Олежко и пригласила желающих заниматься в гимнастической секции, Лена чуть не закричала от радости.

Позже она попала в группу к тренеру Александру Эглиту, и под его руководством уже в 14 лет стала кандидатом в мастера спорта. В 1974 году Эглит передал подопечную своему коллеге Александру Клименко, который до того тренировал только мужчин.

Владимир Голубев — журналист и мастер спорта по гимнастике — впоследствии писал, что Клименко «был неимоверным максималистом». «Михаил показал мне Лену Мухину, очень скромную, очень милую. Сказал: «Будет чемпионкой мира». Я в душе не поверил – такие тихони не умеют злиться, а без злости в чемпионы не попадёшь. Не угадал. Клименко сразу и твёрдо решил, что козырем Мухиной будет невероятная сложность. «Сконструировал» для Лены фантастическую программу».

Первые серьёзные победы

В 1977 году Елена стала на чемпионате СССР второй в многоборье и участвовала в первенстве Европы в Праге, где завоевала три золотые медали на различных снарядах, покорив судей и болельщиков высочайшей техникой. Она с небольшим отрывом уступила только знаменитой румынской гимнастке Наде Команэчи. Именно в Праге Елена продемонстрировала сложнейший элемент на брусьях, впоследствии названный её именем: петля Мухиной. Гимнастка буквально порхала в воздухе, совершая перевороты во всех плоскостях.

В 1978 году – новые достижения: Мухина выиграла первенство в чемпионате страны, а на чемпионате мира во Франции стала абсолютной чемпионкой. Она собрала полный комплект наград, завоевав серебро на брусьях и бревне и разделив золото в вольных упражнениях с двукратной олимпийской чемпионкой Нелли Ким. Ким в интервью говорила: «Но абсолютной победительницей стала Елена Мухина, абсолютная чемпионка, без всяких оговорок. Самая сложная программа, виртуозность, мягкость, женственность».

Результат поразительный на фоне череды травм, полученных спортсменкой накануне чемпионата. В том же 1978 году Елена выбила большой палец руки, сама его вправила и продолжала тренировки, несмотря на повреждённые связки. Затем ударилась боком о нижнюю жердь брусьев так, что та расщепилась. Впоследствии Елена рассказывала: «По ощущениям я сломала себе рёбра. Но тогда, посидев минут десять на матах, в полубессознательном состоянии отработала ещё и вольные, и бревно. Когда стало совсем плохо, подошла к тренеру, который, не разобравшись в ситуации, ответил: «Ты вечно ищешь повод ничего не делать».

На разминке перед соревнованиями в зале помыли пол и стёрли нанесённые мелом разметки; в результате Мухина ошиблась с дистанцией разбега, упала и ударилась головой.

Но достижения спортсменки впечатляли: чемпионка СССР, Европы, мира. Оставалось только золото Олимпиады.

Тренировки на износ

Профессиональный спорт всегда связан с травмами, но необходимо соблюдать режим восстановления, чего Мухина не делала. У неё уже было несколько переломов рёбер, сотрясений мозга, подвёрнутых голеностопов, выбитых пальцев. Гимнастка тренировалась с нашатырём, чтобы не потерять сознание от боли. В 1975 году на Спартакиаде народов СССР после неудачного приземления у спортсменки случился отрыв остистых отростков шейных позвонков. При такой травме невозможно поворачивать голову, но тренер ежедневно приезжал к Елене в больницу и забирал её на тренировки, где приходилось работать без ортопедического «ошейника», необходимого для реабилитации.

Клименко имел стиль работы, заточенный под спортсменов-мужчин, — слишком жёсткий для хрупкой и мягкой Елены. Она была исключительно трудолюбива, тренировалась всегда на пределе сил, нередко с недолеченными травмами. Но тренер всегда оставался недоволен и груб. Это была его профессиональная тактика, даже в присутствии телекамер. Сама Елена впоследствии вспоминала свои тренировки как «кошмарное рабство».

Здоровье спортсменки было подорвано. В 1980 году она страдала из-за недолеченных после травм коленей и голеностопа, также ее мучило воспаление суставной сумки кисти. Мухина жаловалась, что не успевает даже перейти дорогу, прежде чем загорится красный свет: не хватало сил. На показательных выступлениях в Англии в 1979 году она сломала ногу, но когда спустя полтора месяца сняли гипс, выяснилось, что кости разошлись. Их поставили на место, вновь загипсовали, однако тренер настоял, чтобы уже на следующий день Мухина начала работать на снарядах. При соскоках она приземлялась на здоровую ногу.

Елена рассказывала: «Клименко всегда нервничал перед соревнованиями, дёргал меня. Наверное, потому, что прекрасно понимал, что его собственная карьера и благополучие зависят от того, попаду я в сборную или нет. Я же относилась к тренировкам крайне ответственно. Бывали случаи, когда, чтобы согнать лишний вес, бегала по ночам, а утром шла в зал. При этом мне постоянно приходилось выслушивать, что я быдло и должна быть счастлива, что на меня обратили внимание и дали мне шанс».

На самом деле Мухину на этом этапе с радостью взял бы любой тренер: в клубе ЦСКА она была сильнейшей. Считалась одной из претенденток на золото Олимпиады в Москве в 1980 году. Как говорила в интервью Нелли Ким: «Самой трудолюбивой из нас была Лена. Из-за травмы она пропустила чемпионат мира-1979 и теперь работала без устали, навёрстывая упущенное и мечтая стать участницей Олимпийских игр».

Но мечте не суждено было осуществиться. При подготовке к Олимпиаде, в Минске, Елена работала самостоятельно и решила попробовать уникальную связку: после сложнейшего прыжка приземлиться в кувырок. Клименко в тот день уехал в Москву, запретив Елене самодеятельность: «Сальто будешь выполнять только на моих глазах, со страховкой!»

Гимнастке не хватило высоты. На глазах тренерской команды она упала на пол, повредив шейный позвонок.

Позже Елена вспоминала: «Я сделала, упала и не понимаю – что это ко мне все бегут? Хочу встать, а встать не могу, но голова ясная. Хочу рукой пошевелить – не могу. И тут просто так подумала и сказала себе: это катастрофа». «Я несколько раз видела своё падение во сне. Видела, как меня выносят из зала. Понимала, что рано или поздно это действительно произойдёт. Я чувствовала себя животным, которое гонят хлыстом по бесконечному коридору. Но снова и снова приходила в зал. Наверное, это судьба. А на судьбу не обижаются».

На Олимпиаде-80 чемпионкой стала Елена Давыдова. После награждения она сказала: «Конечно, я рада своей победе, но на пьедестале почёта должна стоять ещё одна гимнастка – Елена Мухина. Она больше всех нас достойна награды».

Жизнь после фатальной травмы

Операцию на позвонке сделали только через сутки. Возможно, именно это промедление стоило Елене почти полного паралича. Гимнастку несколько раз оперировали, и врачи с трудом выводили её из медицинской комы. Процессы восстановления шли крайне медленно, в боку образовался свищ, который не заживал полтора года.

«После всех этих бесчисленных операций я решила, что если хочу жить, из больниц мне надо бежать. Тогда же поняла, что надо кардинальным образом менять своё отношение к жизни. Не завидовать другим, а учиться радоваться тому, что мне доступно. Иначе можно сойти с ума. Поняла, что заповеди «не думай плохо», «не поступай плохо», «не завидуй» — не просто слова. Что между ними и тем, как человек себя чувствует, есть прямая связь. Я стала чувствовать эти связи».

Елена Мухина признавалась, что она всю жизнь мечтала иметь возможность просто полежать столько, сколько хочется, почитать книгу, отдохнуть, чтобы её никто не трогал. И вот её желание сбылось, но какой ценой…

Моссовет выделил Елене Мухиной двухкомнатную квартиру. Спорткомитет обратился за помощью к студенткам мединститута, чтобы они ухаживали за парализованной гимнасткой. Её посещали тренеры и спортсмены, вывозили на прогулки. Тренер Тамара Жалеева рассказывала о ней: «Много читала, телевидение смотрела, анализировала – очень умная была. Космос её интересовал очень, считала что сигналы возможны. Последние годы Лена стала верующей; хоть и недвижимая была, а за бабушкой ухаживала, у неё дар был целительный. Она её лечила. И бабушка дожила до 92 лет».

В 1985 году Елена по совету друзей обратилась к Дикулю, но в результате через пару месяцев у нее отказали почки. Хотя спустя несколько лет гимнастка научилась сидеть, держать ложку, немного писать. Она сумела закончить Московский институт физкультуры, преподаватели приходили к ней на дом.

В 2005-м умерла её бабушка. Самый близкий человек Елены, она перед смертью кричала, что не оставит внучку и заберёт её с собой. После этого Елена попросила ни при каких обстоятельствах не хоронить её рядом с бабушкой и не проводить вскрытия.

Елена Мухина скончалась 27 декабря 2006 года и была похоронена на Троекуровском кладбище в Москве. В этот день её пришла проведать одна из подруг-гимнасток Елена Гурина. В три часа дня Мухина начала задыхаться, и через два часа её не стало.

Путь чемпионки

Лена Мухина с самого детства желала быть гимнасткой, а потому невероятно обрадовалась, когда в школе объявили набор в секцию её мечты. Девочка сразу же поразила тренеров своей работоспособностью и безудержным желанием добиваться практически невозможного. За это и полюбил свою воспитанницу тренер Михаил Клименко. Её называли «тихоней», говорили, что у неё не хватит спортивной злости в нужный момент, а тренер отмахивался, настаивая на удивительной работоспособности девочки и её особенности осваивать сложнейшие элементы. Буквально за два года он сумел воспитать высококлассную спортсменку, готовую уже в 16 лет ехать на Олимпиаду в Монреаль.

Однако мечтам об Играх не суждено было сбыться. Несмотря на «космическую» программу, Елену в команду не взяли. И виной тому – серьёзная травма позвоночника, полученная во время соревнований за год до Олимпиады. Спортивное руководство страны сочло Мухину слишком нестабильной гимнасткой, а в условиях жесточайшей конкуренции в команде это звучало как приговор. И ведь никто не знал, что, ещё не залечив травму, спортсменка ездила в зал тренироваться. Полдня девочка прилежно лечилась в больнице с помощью ортопедического ошейника, а после дневного обхода наставник забирал её на тренировку. К счастью, даже при столь странных методах лечения гимнастка всё же сумела оправиться от травмы и вернуться на помост.

А потом был потрясающий чемпионат мира 1978 года. Сложнейшая программа Елены полностью себя оправдала: в 18 лет она стала абсолютной чемпионкой мира, опередив и Команечи, и своих грозных соперниц по команде. Впрочем, вместе с ними Мухина также стала чемпионкой мира в командном зачёте, а в отдельных упражнениях ещё и собрала полный комплект наград. Золотая медаль, естественно, была завоёвана на любимых брусьях. В Москве её и Николая Андрианова встречали как национальных героев.

Прыжок, перечеркнувший всё

После победного чемпионата мира казалось, что путь на московскую Олимпиаду спортсменке был открыт. Но судьба преподнесла очередное испытание – осенью 1979 года гимнастка сломала ногу на показательных выступлениях. Полтора месяца Елена проходила в гипсе, но потом выяснилось, что кости разошлись, и накладывать его пришлось заново. Тренер столь длительного ожидания вытерпеть не смог и вновь заставил травмированную подопечную вернуться в зал – соскоки тренировались на одну, здоровую ногу. Так, толком не залечив травму, гимнастка приехала на предолимпийский сбор в Минске – последний сбор в жизни.

В кулуарах тогда велись разговоры о том, что Мухину могут снова не взять в олимпийскую сборную, а Елена тем временем вовсю тренировалась, предоставленная сама себе. И в недобрый час решила впервые попробовать выполнить уникальную связку, завершавшуюся приземлением головой вниз – в кувырок… Но недокрутила. Прямо на глазах присутствовавших в зале гимнастка врезалась головой в пол. Позже тренеры скажут, что причиной столь неудачной попытки стал слабый толчок сломанной недавно ногой.

Спортсменке требовалось срочное оперативное вмешательство, счёт шёл на минуты, а потеряны были часы. Врача необходимой квалификации удалось найти лишь спустя сутки, а потому итоги первой операции оказались неутешительными: мозг спортсменки слишком долго оставался в сдавленном состоянии, и тело оказалось практически полностью парализованным. Цветущая девушка, титулованная спортсменка осталась инвалидом, прикованным к креслу на всю оставшуюся жизнь, которая должна была стать недолгой: врачи, отводя глаза, говорили про год или два, а некоторые не давали и шести месяцев.

Как жить после трагедии?

Однако Елена оказалась не из тех, кто, услышав подобное, решает сдаться. Она начала борьбу за свою жизнь. Невыносимо тяжёлую, мучительную, страшную – но жизнь! Операции следовали одна за другой, но толку от них было мало. Более того, врачам каждый раз было всё сложнее выводить девушку из послеоперационной комы, поскольку её организм серьёзно ослаб. После очередной операции, которая снова не принесла практически никакого положительного эффекта, Елена твёрдо решила уйти из больницы. Однако надежды на выздоровление не оставила – начала заниматься по методикам Валентина Дикуля, разработавшего комплекс мер реабилитации при травмах позвоночника. Но через пару месяцев серьёзных нагрузок занятия пришлось прекратить, потому что из-за сильных нагрузок начали отказывать почки.

Надежды на полное восстановление пришлось оставить. И тогда Елена кардинальным образом поменяла своё отношение к жизни: перестала жалеть себя, завидовать другим, а начала ценить то, что ей доступно, старалась максимально использовать имеющиеся у неё возможности. Ежедневные физические упражнения девушка не бросала, а потому через несколько лет после травмы могла сидеть в кресле, самостоятельно держать ложку, немного писать. Последнее, кстати, пригодилось, когда спортсменка обучалась в Московском институте физкультуры. К ней приходили преподаватели, читали лекции, принимали экзамены. Так Елена сумела получить диплом о высшем образовании. Вот только читать ей было сложно – каждый раз приходилось закреплять листок с текстом на уровне глаз. Однако девушка не сдавалась! Давно ведь уже минули те два года, которые отмерили ей врачи.

Орден не заменит прежней жизни

При этом сама Мухина никогда не стремилась обратить чьё-то внимание на свою борьбу с травмой. Ей совершенно не нравились прямые или косвенные напоминания о беспомощности. Поэтому, когда в 1983 году сам президент МОК Хуан Антонио Самаранч в компании журналистов приехал в гости, чтобы вручить высшую награду олимпийского движения – Олимпийский орден, Елена была не слишком этому рада. Она спокойно и честно отвечала на вопросы, трезво оценивала своё положение и в то же время прекрасно понимала, что все визиты журналистов и фотографов – это далеко не самая искренняя поддержка и желание помочь.

26 лет гимнастка боролась за свою жизнь. День за днём, час за часом. Она, когда-то владевшая своим телом лучше миллиардов других людей, четверть века преодолевала потерю обычной возможности ходить. И преодолела. Чтобы жить вопреки.

Источники: http://www.sportmedicine.ru/mukhina.php, http://russian7.ru/post/elena-mukhina-tragicheskaya-sudba-sove/, http://www.championat.com/other/article-3261393-istorija-borby-za-zhizn-gimnastki-eleny-mukhinoj.html

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *